Главного не будет

05.04.2013 Московские новости, Юлия Бедерова

«Это просто праздник какой-то» — примерно такую реакцию вызвали разъяснения ситуации в ГАСО им. Светланова, данные на пресс-конференции в Минкульте только что назначенным на пост художественного руководителя дирижером Владимиром Юровским и директором департамента государственной поддержки профессионального искусства и народного творчества Министерства культуры РФ Алексеем Шалашовым. Судя по всему, удивительный эксперимент, в рамках которого в структуре управления именитым российским оркестром происходят принципиальные изменения, может оказаться удачным. А если и нет, уже понятно, что стороны явно подходят к эксперименту осознанно и с большими ожиданиями.

О назначении в ГАСО живущего и работающего на Западе дирижера с российскими корнями Владимира Юровского стало известно 24 октября, тогда же было объявлено о необычном разделении полномочий: Юровский занял пост художественного руководителя, но не главного дирижера. Как подтвердили теперь, главного дирижера у оркестра просто не будет. Не будет даже постоянного второго дирижера или дирижера-ассистента. Юровский предлагает ввести позицию ассистента с возрастным цензом до 35 лет и ограниченным сроком контракта — на год или максимум два. В оркестре еще будет директор, он пока не назначен. В обязанности директора кроме организационно-финансовых вопросов, в том числе касающихся распределения средств гранта, входит реализация творческих планов оркестра. 

В обязанности художественного руководителя в свою очередь входит разработка этих планов. Сам Юровский рассказал еще об одной идее, которую он постарается осуществить, — значительную роль в жизни оркестра должен занимать худсовет. Он объяснил, что так устроено, например, в его Лондонском филармоническом оркестре. Худсовет может влиять на выбор приглашенных дирижеров и на кадровую политику в оркестре («стоит вопрос не об увольнениях, но, напротив, о возвращении оркестрантов, по разным причинам вынужденно покинувших коллектив»), причем мнение худсовета имеет некоторый приоритет перед мнением художественного руководителя. У последнего, впрочем, остается право вето. Такая наполовину европейская модель управления оркестром (вторая половина — фигура директора, подчиненного как министерству, так и своему худруку, кажется чисто российской) должна, по словам Юровского, стабилизировать оркестр и вернуть ему былую славу.

С худсоветом Юровский уже встречался, а вот с целым оркестром — еще нет. И приняв предложение возглавить оркестр, с которым никогда не работал, дирижер, по его словам, практически создает мировой прецедент. На Западе так не принято. Но тут случай особый: «За державу обидно». Контракт заключен сроком на три года и не оговаривает количество концертов, которые худруку нужно провести с оркестром. Позиция Юровского состоит в том, что если в этом сезоне он сможет выступить с оркестром дважды (причем в марте уже с собственным программным замыслом — малеровской версией Героической симфонии Бетховена), то в дальнейшем найдет больше возможностей. 

В его полномочия входит приглашение к оркестру других российских и иностранных музыкантов. Уже сейчас достигнута принципиальная договоренность с дирижерами Шарлем Дютуа и Эндрю Дэйвисом. Юровский также хотел бы привлечь к работе с оркестром Геннадия Рождественского, Александра Лазарева, Александра Ведерникова и других. Речь, по его мнению, в будущем может идти и о великих «аутентистах», таких как Норрингтон, Гардинер или Херревеге, но для этого оркестр должен быть подготовлен, и нет никакой необходимости торопить события. По мнению худрука ГАСО, теперь не время дирижеров-универсалов и правителей-тиранов — каждый является специалистом в собственной сфере, поэтому не нужно устраивать так, чтобы оркестр с кем-то одним ежедневно «выходил на работу и зря пилил воздух». Собственного универсализма и звука оркестр сможет достичь, постоянно концертируя с разными дирижерами-специалистами. 

Иными словами, оркестр действительно может надеяться на долю независимости и самоуправления, на отсутствие ежедневной муштры, на расширение репертуара без специфических ограничений (репертуарные предпочтения Юровского известны и строятся на интеллектуализированных комбинациях известного с неизвестным), а также на универсализм и качество, которых он будет иметь возможность добиваться концертной практикой. Взаимопонимание между оркестром и новым худруком, а также та степень взаимопонимания между пультами, которая представляется Юровскому необходимой, — дело времени и правильных установок. «Старая оркестровая система досталась в наследство ХХI веку от прежних. Но не факт, что она полностью соответствует принципам современного общества. Надо искать новые пути и формы. Надо научиться вместе дышать, надо решить, что это необходимо, в общем, хорошо бы всем заняться пранаяной», — заключил дирижер, продемонстрировав широту взглядов и внимание не только к западным, но и восточным принципам и практикам мироустройства.